fringilla_pinso (fringilla_pinso) wrote in arenophile,
fringilla_pinso
fringilla_pinso
arenophile

Categories:

Статья о французском аренофиле

В мире песков

15 декабря 2013

«Копать в пустыне колодец иголкой» — это выражение не выходило у меня из головы, пока я разговаривала с Бернаром Ремо (Bernard Remaud), коллекционером песка. Собирать марки, открытки, календарики, колокольчики, фотоаппараты — все это понятно и знакомо. Но коллекционировать песок? Что за блажь? Кому такое может прийти в голову?



Бернар Ремо |Bernard Rеmaud. Photo: Ogoulbibi Marias


Оказывается, есть такие люди, и их увлечение называется аrénophilie. По правде говоря, настоящихаренофилов во всем мире не так уж много. Бернар Ремо со своей коллекцией в несколько тысяч видов песка со всего мира доказал, что это безумно интересное занятие. Недавно в городе Кавалер-сюр-Мер (Cavalaire-sur-Mer, département Var) завершилась выставка его коллекции. На протяжении трех месяцев, что длилась экспозиция аренофила из города Йер (Hyères), она вызывала неподдельный интерес и стала открытием для многих. Мне повезло, я зашла в библиотеку Кавалера, где выставлялась коллекция, именно в день, когда Бернар Ремо сам присутствовал и отвечал на вопросы посетителей.

В просторном зале повсюду были стеклянные шкафы, стенды с прозрачными емкостями всевозможных форм: пробирки, склянки, сосуды были заполнены песками разнообразных цветов и конфигураций. Еще можно было любоваться великолепными фотографиями пустынных пейзажей, пляжей. Здесь были также разные предметы из песка, ракушки, песчаные розы, вулканические камни. Можно было даже посмотреть через большую лупу на песчинки и мизерные фораминиферы, так называются простейшие животные организмы, живущие на дне моря. Самое удивительное — это снимки разных песков, будто увеличенных гигантской лупой. Благодаря таким снимкам убеждаешься, насколько одна горстка песка отличается от всех других. Песчинки под микроскопом выглядят невероятно живописно, иногда, я бы даже сказала, аппетитно.



Из коллекции Бернара Ремо | Partie de la collection de Bernard Rеmaud. Photo: Ogoulbibi Marias.

Дождавшись, чтобы все посетители отошли от Бернара Ремо, я принялась задавать ему свои вопросы:

— Расскажите, пожалуйста, как это все началось? Какой смысл имеет для вас ваша коллекция?

— Начиналось, как у всех — путешествуя по алжирской пустыне, захотелось взять сувенир на память, увез с собой горсточку песка. Из следующего путешествия опять привозишь песок. Потом, разглядывая его поближе, видишь, какой он красивый, тонкий, изящный, порой чувственный. И дальше начинаешь собирать из-за его красоты. Так получилось, что из каждой моей поездки, а я любил ездить в отпуск по пустыням на джипе, стал привозить песок, складывал его в бутылки, приклеивал этикетки с названием места, датой. Постепенно простое любование превратилось в страсть. Здесь вы видите 3 700 видов песка, и дома у меня вдвое больше. И когда я вышел на пенсию лет 10 назад, у меня появилось время по-настоящему заняться коллекцией, оформлять, делать стенды и самое главное фотографировать. Да, еще незадолго до пенсии один мой друг мне рассказал об ассоциации аренофилов. Благодаря этой ассоциации, AFA, я смог собрать пески почти со всего мира. Мне понравился основной принцип ассоциации — песок нельзя продавать, только обменивать. Когда собираешь марки, фотоаппараты или пробки от шампанского, они имеют цену, а песок принадлежит всем. Коллекция помогает мне путешествовать по всему миру, конечно, только в мечтах, разглядывая пески из разных стран. Когда я получаю песок от кого-то, я знаю, откуда, из какого именно места он прибыл — с морского пляжа или со дна океана, с берега реки или из пустыни. С помощью интернета я разыскиваю эту точку на Земле, а с помощью Google Earth можно даже разглядеть конкретно это место. Еще, когда вы коллекционируете, вы знакомитесь с людьми, которых интересует то же, что и вас. Например, я познакомился с одним человеком из Германии, теперь мы дружим уже несколько лет, и он мне подарил всю свою коллекцию песка, потому что больше не в состоянии заниматься этим. Его песок тоже выставлен здесь.


Песок с вулкана Puy de Dôme | Le sable du Puy de Dôme. Photo: Ogoulbibi Marias

— На выставке — это всё ваши снимки — очень красивые пейзажи, но больше всего поражают фото песчинок, увеличенных в сотни раз. Как вам это удается?

— Фотографией я занимаюсь с давних пор. Для коллекции мне пришлось соорудить специальное оборудование, посмотрите вот здесь. — Бернар ведет меня к снимку с его замысловатым «многоэтажным» устройством. — Это мое собственное изобретение из старых аппаратов для фотопечати. Цифровой фотоаппарат закреплен сверху, а под ним в виде гармошки увеличительные линзы, ниже идет оригинальный «лифт» с прозрачной площадкой, где лежит объект: песчинки или фораминеферы, которые я заранее тщательно отбираю под микроскопом и промываю. При съемке нужно даже дышать тихо, чтобы не сдунуть крупинки. Понимаете, при таком увеличении невозможно получить четкость изображения равномерно везде. Сначала я делаю один снимок, затем поднимаю на пять сотых миллиметра площадку с песком, снимаю еще, опять двигаю площадку и опять снимаю. Так, я делаю 25-30 снимков одного песка или фораминифера, затем специальная компьютерная программа выбирает все четкие части и выдает один снимок. На одно фото у меня уходит 3 часа...


Редкий песок из пустыни в Намибии | Le sable rare du désert de Namibie. Photo: Bernard Rеmaud,sablesdumonde.com

— А как ваша супруга реагировала в самом начале на ваше собирательство?

— Вы знаете, такая коллекция стоит дешевле, чем содержать коня или любовницу, смеется Бернар.

— И все-таки, вначале вы же не знали, во что выльется эта ваша страсть. Вы привозите каждый раз песок домой, занимаете место, захламляете, так сказать, комнаты...

— Так, я же на пенсии, на работу не иду, весь день дома. Чем заняться? Ухаживать за садом, за домом? А дальше что? Лучше все-таки сидеть в лаборатории, заниматься делом, чем идти в бар, играть в карты, пить пиво. Надо сказать, мне повезло — я живу в деревне, в большом сельском доме. У нас был гараж, теперь наши машины «спят» во дворе под открытым небом, а в гараже я устроил лабораторию, соорудил полки, стенды для коллекции, могу показывать гостям мои пески.


Вулканический песок с пляжа о.Бали имеет свойство магнита | Le sable du Bali a des caractéristiques d'un aimant. Photo: Ogoulbibi Marias

— Я бывала в пустыне, на пляжах. Мне всегда казалось, что песок везде монотонный и однородный. Разглядывая ваши пески в пробирках, в баночках, на снимках, складывается впечатление, что песок в каждом месте уникален...

Бернар вскидывается и молча ведет меня к одному стенду:

— Вот здесь три вида песка с пляжа Бонпорто в Кавалере, они были взяты на расстоянии 30 метров друг от друга. Посмотрите, какие они разные.

Почему?

— Каждый вид был принесен разным течением. В пустыне то же самое — на одной дюне песок принесло течение ветра с севера, а на соседнем бархане песок сформировался благодаря воздушным массам с другой стороны, и пески получились разные. Разные формы, размеры, цвет...

Бернар с увлечением рассказывает и показывает мне целый стенд с десятками видов песка из Алжира, перечисляет замысловатые географические названия, переходит к стенду с вулканическими песками Ливии...

— Честно говоря, я впервые слышу слово «фораминиферы», — перевожу моего собеседника на другую тему, — как вы пояснили здесь, их можно доставать только со дна моря, их нет ни в реках, ни в океане, ни в пустыне. Когда вы ныряете и достаете их, они еще живые?

— Нет, они уже неживые. Науке известно 50 тысяч видов этих микроживотных, 10 тысяч существуют и по сей день. Фораминиферы известны очень давно, о них знали древние греки, Платон, Страбон упоминали о них в своих трудах. Наука о них больше всего стала развиваться с 1920-х годах в связи с поиском нефти. По ним определяется конкретный геологический слой. Например, при прокладке туннеля под Ла-Маншем при всей современной технике строители определяли необходимый коридор под землей по слою, где залегают фораминиферы, это слой голубого известняка...

— На выставке я заметила один стенд, где есть по одной пробирке с песком из России, Казахстана, Армении, Туркмении...

— Да, это стенд с песками из разных стран мира, которые я получал из каждой страны. Позже я получал и другие пески из этих стран, но вот эти — первые. На этом стенде представлено примерно 160 стран, тогда как в мире 172 страны. Но, честно говоря, из ваших стран у меня очень мало песка. У меня нет связей с вашими странами, трудно наладить контакт; я, к сожалению, не говорю по-английски. Но, если вы знаете коллекционеров песка, я с удовольствием познакомлюсь с ними, у меня очень много песка на обмен...

Тут глаза Бернара Ремо зажигаются особым блеском, как у всех коллекционеров мира, когда речь касается предмета их страсти. И я прощаюсь с ним.

Огулбиби МАРИАС
"Деловой Казахстан"

Tags: bernard remaud, СМИ, зарубежные аренофилы
Subscribe

  • "Подмосковье сегодня"

  • Выставка песка Кристин Симони

    Кристин Симони - аренофил из Бельгии. Мы с ней один раз менялись. Недавно в своей коммуне Вервье она устраивала выставку коллекции песка и песочных…

  • Песок на карте

    Как еще можно показать песок. Фото аренофила из Голландии Елле Тальма. Елле коллекционирует вулканический песок

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments